Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Фантастика -> Рыбаков В.М. -> "Гравилет Цесаревич" -> 9

Гравилет Цесаревич - Рыбаков В.М.

Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 306 >> Следующая

26
— Истлевшим Цезарем от стужи заделывают дом снаружи... Ну прости, — легко сказал он. — Я просто хам неблаговоспитанный, прав Дымок. Прощаешь?
Лидка беспомощно улыбнулась в подушку.
— Как, наверное, Димочку хорошо любить, — мечтательно проговорила она.
— Послушай, молодая женщина, — медленно сказал Шут. — Скажи. Как на духу. Почему вы всегда любите тех, кто вас не любит?
Про себя-то он знал, что любит, и, совестясь своим дела-ным пренебрежением, просто-напросто, как умел, объяснял и молил: я боюсь вести себя преданно, ведь говорят, об преданных бабы ноги вытирают; помоги мне, скажи, что у нас это не так, — и я ковром расстелюсь!
Стало очень тихо. Казалось, Лидка даже дышать перестала. Потом она снова села, повернулась к нему. Про себя-то она знала, что любит, — и значит, Шут, который, конечно же, не мог этого не знать, вот сейчас, вот прямо ей сказал, что ему плевать на нее. Она спросила еле слышно:
— Ты меня совсем не любишь?
Он не ответил. Она подождала, потом перевела дух и вдруг храбро улыбнулась:
— Ты не думай, я про замуж просто так сказала. Твоей любовницей я тоже хочу быть. Очень.
Он не ответил. Глядел на ее мерцающее в слабом свете плечо.
— Только ты не гони меня, пока я сама не устану, — попросила она.
— Да?! — со злобой сказал Шут. — А если я за это время к тебе привыкну?
Она легонько засмеялась:
— Тогда ты меня не отпустишь. Возьмешь за ошейник и скажешь строго так: Трезора, место! И я завиляю хвостом.
И волосы — черным пламенем в зенит. У нее короткая стрижка.
— Черта с два, — сказал Шут. — Захочешь сбежать — никакие команды не помогут. Я знаю наверное: чем лучше я к тебе буду относиться, чем больше буду заботиться о тебе и переживать за тебя, чем больше буду тебе благодарен, — тем менее ценен буду... В тот день, когда я скажу: я люблю тебя, Лида... — Он сделал несколько нервных, клюющих глотков из
27
стакана, потом откашлялся. — Именно в тот день ты мне ответишь: подлец, ты всю молодость мне исковеркал, видеть тебя больше не могу!
Она подождала секунду, потом плавно протянула к нему руку и провела ладонью по его щеке. Будто завороженная. Ее пальцы дрожали.
— Тогда не люби меня, любимый, — тихо сказала она. — Если только так можешь быть во мне уверен — не люби. Я не устану долго-долго.
Он смотрел на нее с ужасом и восхищением. И не знал, что сказать. Ему хотелось упасть перед ней на колени. Горло перехватило от нежности, которую нельзя, ни в коем случае нельзя было показывать. Ведь, скорее всего, Лидка врала.
— Эхнатончик, — сказала она после долгой паузы, — что ты сегодня такой молчаливенький?
В это время Дима все-таки уже заснул. Ему снился пустынный, ждущий его одного вокзал.
Вокзал был забит людьми. Плотные потоки тел двигались затрудненно, семеняще, перехлестываясь и перепросачиваясь; медленно текли, будто распаренные ледники, и, как положено ледникам, несли и вертели угловатые камни — чемоданы, баулы, рюкзаки. Дима юлил, прижав локти, время от времени прикрываясь портфелем. Он спешил.
В начале его перрона расположилась на груде рюкзаков группа девиц в измордованных джинсах и относительно белых водолазках с одинаковой нагрудной надписью «Лайо-несс». Надписи были сделаны по-английски, шариковыми ручками, старательно. Посреди девиц, водрузив правую ногу на рюкзак, торчал хлипкий лысый бородач лет тридцати с гитарой, в темных очках и стройотрядовской робе и однообразно тюкал по струнам. Девицы заунывно тянули:
А кому эт надо, а кому эт нужно...
А някому ня надо, а никому ня нужно...
Их огибали, едва не падая на рельсы. Дима тоже обошел, девицы безразлично скользнули по нему взглядами. Дима поддал в их сторону смятый пыльный стаканчик из-под мороженого. Стаканчик угодил меж лопаток одной из певуний, та медленно обернулась, не переставая рассеянно ныть: «Прилепили хво-остик...»
Бригадир поезда был толстый дядька с красным лицом.
Он пусто смотрел на Диму, все время на что-то отвлекался, и Диме раз за разом приходилось прокручивать вранье от начала до конца. Чем дальше, тем тошней становилось — Дима терпеть не мог врать. Суть вранья была такова: имеющийся у него билет на послезавтра его не устраивает, ибо ехать надо не послезавтра, а сегодня, мама болеет. Несчастное лицо. На текущий день билетов уже нет. Опять несчастное лицо. В кассе посоветовали обратиться к вам. Во взгляде — легкая, робкая надежда.
Наконец бригадир почесал в затылке.
— Где билет-то? — спросил он с тяжким вздохом.
Дима извлек. Бригадир протянул пухлую мягкую розовую руку, Дима вложил билет во влажные пальцы. Бригадир, буквально засыпая, мельком посмотрел на просвет.
— Сдай, а потом подскакивай, пожалуй, в пятый...
— Есть!
Бригадир отер ладонью пот.
Дима, помахивая портфельчиком, полетел обратно. Душа его пела: все устраивалось. Он успеет сегодня позвонить. Он машинально лавировал в толпе, не глядя, миновал завывающих девиц, и вдруг в спину ему ударилось нечто. Он удивленно обернулся. У ног его лежал ком из нескольких папиросных пачек. Давешняя девица, невнятно продолжая петь, ухмылялась ему и показывала язык. Дима побежал дальше.
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 306 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)