Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Фантастика -> Рыбаков В.М. -> "Гравилет Цесаревич" -> 50

Гравилет Цесаревич - Рыбаков В.М.

Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 306 >> Следующая

— Все, — сказала она. — Сеанс окончен. Теперь ты расскажи.
— Да ну... Я не умею. Давай я лучше тебя нарисую.
— Давай! — обрадовалась она.
135
Дима сунулся в карман и удивленно сказал:
— Блокнот посеял! Она покраснела до слез.
— Моя работа... Р-растяпа! — Попыталась открыть сумочку и открыла, но вынуть по рассеянности уворованные карандаш и блокнот той рукой, на плече которой сумочка висела, не получилось, а лишить другую руку Диминой чуткой ладони она и помыслить не могла. Сумочка съехала с плеча, крутнулась в воздухе и оказалась на мокром асфальте в мгновенье ока.
— Хоп! — воскликнул Дима, пав на колени и пытаясь ловить хлынувшие наружу предметы.
— Р-растяпа!! — с ненавистью повторила Инга, приседая на корточки. Случайно коснулась Димы коленями, судорожно отдернулась и, потеряв равновесие, едва не села на асфальт. Дима поддержал. — За мной нужен глаз да глаз, — удрученно бормотала она, пихая обратно свой скарб. — Клептоманка...
— Какие у тебя коленки острые, — сказал Дима и засмеялся. И она, смутившись, засмеялась тоже.
Их было двое.
В это время в пяти километрах от них, едва живой от усталости и боли, плача, рухнул на скамейку Юрик. Но тут же встал опять, решившись наконец спросить у любого из прохожих две копейки. Через двадцать минут он позвонит домой, но будет занято. Через сорок минут он еще позвонит, но ему не ответят.
В это время в девяти километрах от них металась между телефоном и окнами обезумевшая женщина, сердце ее готово было взорваться, а за ней как тень бродила бормочущая яд старуха.
В это время в восьми километрах от них Вика, присев у постели Анны Аркадьевны, беседовала с ней о будущем друге и о том, как надлежит вести себя пока. Они снова заключили мир. Юрик больше не фигурировал.
В это время в десяти километрах от них, едва видимый в сигаретном дыму и компанейской тьме, остервенело колотил по гитарным струнам напарник и с ненавистью, воспринимаемой как игра, на мотив «Ты меня не любишь, не жалеешь» вопил:
— Расскажи мне, скольким ты давала?!
Одурелые от шума и вина девчонки, смеясь, хором подвывали:
— Да по пьяни разве разбере-ешь?!
И вдрабадан бухие парни подхлопывали с гиканьем и ре-готом.
В это время в двенадцати километрах от них Сашка, скрючившись, прикусив кончик языка, в который раз пытался скопировать Димин ракетоносец. Он выучил уже каждую черточку, каждый штришок, на его копиях все было точно таким же, как у Димы, даже гораздо более тщательным. Но ненастоящим. Димин корабль плыл, летел, пахал тяжелый серый океан, и хотя не было видно людей экипажа, чувствовалось, какие они сильные и смелые ребята. Сашкин корабль был карандашным пятном на бумаге. Это оскорбляло. «Козявка, — думал Сашка с досадой, — и как же это получилось у него?»
Они шли. Уже просто шли, никуда.
— Я не могу так! — яростно кричал Дима, рубя воздух пустой ладонью. — Все некогда! Все невозможно! Жить некогда, чувствовать некогда... Вот Фриш у меня лежит, почитать дали — третью неделю не могу открыть!
— Прости... Читала Фриша — физик. Не тот?
— Н-нет, — неуверенно ответил Дима. — Там пьесы.
— Прости, — повторила она и несмело переплела свои пальцы с его. Он смешался на миг, ловя нежное движение шевельнувшейся и вновь замершей родной руки.
— Ну вот и говорю... А уж чтобы поехать куда-то...
— Я же приехала.
— Да разве это приехала? Случайно... На Ленинград — несколько дней!
— Мне двух хватило. Ненавижу достопримечательности.
— Да не в них дело, боже мой! Музеем больше, музеем меньше — ерунда. Но вот без такого вечера после дождя — нет Ленинграда! И нет его без весенней слякоти, и осенней грязи, и погожих дней, когда каждый лист как золотой и небо исступленно синее... А как льдины сверкают в апреле под солнцем, когда лед идет! Понять душу места! Ведь для этого двух дней мало, Инга!
Она несколько раз кивнула.
— Хочу год в Саянах, на Байкале год, на Курилы и на Камчатку хочу, к вулканам и гейзерам... Бесы меня дери, на атоллы хочу зверски, на Барьерный риф! Брахмапутру хочу,
буддийский храм на высоте пять тысяч, дворец Потала! Землю Грэйама, пингвинов! Сельву хочу! Планета колоссальна, а мы живем и умираем здесь вот, на Обводной канаве, ни разу не увидев месяц лодочкой, чтобы плавал в нефритовом небе над пальмами!.. Что смотришь так? Она смотрела с восхищением.
— Вот не будь это ты... я бы решила, что пьяный, — вырвалось у нее. — Не обиделся?
— Да нет, — медленно сказал он, остывая.
— Сельва. — Инга будто пробовала слово на вкус. — Вот никогда не думала об этом, но ты как-то так говоришь... Наверное, я уже буду хотеть всего, чего хочешь ты. Пингвины... Земля Грэйама — это там?
-Да.
— А дворец... как его?..
— Лхаса. Тибет. Она помолчала.
— Но ведь это невозможно, Дима, — произнесла она тихонько.
— Па-че-му?! — свирепо гаркнул он. — Ведь мы тупеем, тупеем!!
В это время генерал-лейтенант Пахарев, ничего так и не сказавший ни жене, ни дочери, одиноко сидел у себя в кабинете. Наплескав себе капель с полета валокордина и вдруг забыв о нем, он держал на коленях открытую книгу. Это был не Манн, не Достоевский. Это был Фигейредо, «Лиса и виноград». Уже не замечая тянущей боли в груди, то и дело дающей выстрелы под лопатку, Пахарев в сотый раз перечитывал одну и ту же фразу: « Ну, где ваша пропасть для свободных людей?!»
Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 306 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)