Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Фантастика -> Рыбаков В.М. -> "Гравилет Цесаревич" -> 49

Гравилет Цесаревич - Рыбаков В.М.

Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 306 >> Следующая

— Я не люблю колбасу, честное слово.
— Так не бывает.
— Ну, эту колбасу. Я другую люблю.
— Не чуди, Судьба. .
— Я ведь ужинала.
— Чем? Бутерами?
— Ну и что? Три штуки... — Она осеклась, потом фыркнула и сама же засмеялась тем единственным смехом, который так подходил к ее губам. — Как хочешь... — Открыла рот и замерла, лукаво косясь на Диму блестящими стеклами. Дима, затаив дыхание, созерцал. Она с демонстративной жадностью откусила.
— Приятного аппетита, — сказал Дима. С набитым ртом она покивала, угукнула.
Они пошли дальше. Она уже заметно прихрамывала. И ни одного такси.
— А я математикой занимаюсь, — вдруг решилась она.
— А я знаю.
— Откуда?
— Ты упоминала матфак. И число «пи» неспроста.
— Вот какой наблюдательный. Чего ж ты не засмеялся?
— Когда?
— Ну... — Она вдруг снова вытянулась, как на плацу. — Из девки математик — как из ежика кабарга.
133
— Почему? — улыбнулся Дима. — Я в тебя верю.
Ее прорвало. А может, подсознательно это было испытание: она говорила, а сама ждала, когда Дима заскучает и либо засмеется, либо одернет ее, либо скажет: ну а теперь прямо и направо, вон туда сама дойдешь. Она была убеждена, что он водит ее вокруг остановки. И уже простила ему это.
Она достала из сумочки, сразу вдвое похудевшей, свежую, еще пахнущую типографией и первыми днями творения книгу Яглома и стала хвастаться, как ей повезло ухватить это сочинение. Вкратце пересказала. Дима слушал, хотя понимал не много. Но это было настоящее. Она запихнула книгу обратно, поведала, к слову, что чтобы шарик, у которого отсутствует трение качения, а присутствует лишь трение скольжения, катался по некоей поверхности бигармоническими колебаниями, эта поверхность должна быть исключительно циклоидой. «Что есть циклоида?» — спросил Дима. Инга крутнула в воздухе пальцем. «Не понял», — сказал Дима. Она искательно поозиралась, Дима вытащил блокнот и карандаш — Инга сказала «О!» и изобразила циклоиду, а рядышком подмахнула ее уравнение. «Лихо», — мотнул головой Дима. Что такое бигар-монические колебания, он спрашивать не стал — не в них дело. Она сунула карандаш и блокнот себе в сумочку и рассказала, что даже сам великий Коши ошибался, правда, один лишь раз, да и то потому, что теория радикалов была в то время совершенно не разработана, а когда стала выясняться истина, первый напечатал на себя опровержение. Рассказала теорему трех красок, которую Дима особенно старался запомнить. Он совершенно не слыхал обо всех этих интереснейших вещах и, кто такой Коши, вспомнил с трудом. Новый мир открывался перед ним, незнакомый, сложный и не менее живой, чем мир полотен и звезд. И уж куда более живой, чем мир очередей и вечеринок.
Инга рассказывала от души, и Дима, в котором ее страстный накал резонировал сразу, уже видел стремительные, как очереди трассирующих пуль, пунктиры последовательностей, то вылетающих в межзвездную бездну, то внезапно и безнадежно вязнущих в клейкой неумолимости пределов, уже видел шустрые, как муравьи на разворошенном муравейнике, производные; и ему хотелось все это нарисовать. Даже странно было, что второкурсница столь раскованно жонглирует
столь сложными материями. Это была не зубрежка и не на-хватанность, это была увлеченность. Возможно, талант. Она была настоящей.
Он понимал с пятого на десятое, но слушал, затаив дыхание. Он не факты собирал — он переживал ее интерес как свой. И уже восхищался ею. Совсем рядом с ним, в простом, по тогдашней моде очень коротком платье, в еще почти де-вочкиной фигурке, с удивительным, в форме созвездия Волопаса, узором родинок на хрупком предплечье шел человек из тех, что придают виду хомо сапиенс смысл. Без них он был бы столь же нелепым налетом органической грязи на планетарной коре, как серая лохматая плесень на выброшенной под забор корке хлеба.
Он не спрашивал, когда же у тебя наконец будут парни. Он не позевывал и не косился на часы. Он не пытался прервать ее, не заверял, что много будешь знать — скоро состаришься и что если вся кровь уйдет в мозги, детей не будет. Он не хрипел, придавливая ее, оглушенную тайком подлитой в шампанское водкой, к обшежитской койке и пытаясь раздвинуть ее стиснутые колени: «Ну посмотри, посмотри на себя, дурочка, ты же создана для этого, вот этого!..» Она говорила все быстрее, боясь, вдруг он заметит наконец, как они прошли мимо вот уже третьей остановки упомянутого им автобуса, вдруг заметит, посадит ее в автобус и навсегда исчезнет. И, сама испугавшись своего поступка и всей себя, на перекрестке она как бы в рассеянности повернула не в ту сторону, прочь от наметившейся линии, и Дима повернул вслед за ней, увлеченно слушая и ничего не заподозрив. А едва лишь за изгибами корявой улочки, выведшей их на берег очередной ленинградской канавы, скрылась та, маршрутная, Инга вдруг поняла: вот зачем ехала. К нему.
Их было двое. Они были вместе. Совсем-совсем воедино. Они вдруг обнаружили, что идут, взявшись за руки, и Инга на миг осеклась, а потом дрогнувшим голосом спросила: «Я тебя еще не насмерть заболтала?» — «Нет, что ты!» — честно ответил он, и она поверила — но все же так страшно было надоесть ему, так страшно!
Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 306 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)