Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Фантастика -> Рыбаков В.М. -> "Гравилет Цесаревич" -> 47

Гравилет Цесаревич - Рыбаков В.М.

Предыдущая << 1 .. 41 42 43 44 45 46 < 47 > 48 49 50 51 52 53 .. 306 >> Следующая

— Исаакий как раз напротив универа...
— Xa, драгоценность! Торчит ни к селу ни к городу... Дима почесал щеку.
— Айда взорвем, — предложил он. — У меня ребята есть знакомые, пару грузовиков с THT подбросят к рассвету...
Она блеснула очками в его сторону и впервые улыбнулась. Правда, еще не настоящей своей улыбкой. Этим губам сухая ирония не шла. Но все-таки уже улыбнулась. Сказала:
— Рук марать неохота. Подождала.
— Шокирует?
— Ясно дело.
— Нуда, вы художник. Чем бесполезнее, тем лучше. Наверное, слюной исходите от сфинксов?
— Слезами, — ответил Дима. — Стояли они в Фивах, горюшка не знали, а тут на воздусях кислоты плавают, перегары, выхлопы, и от эдакого амбре за полсотни лет они истрепались больше, чем за предыдущие тысячи.
— Следовало ожидать, — сказала она после короткого размышления. Помолчала. — А Зимняя канавка меня вообще убила и к месту пригвоздила. Там не то что взрослая женщина — ребенок не утонет.
127
— Это в связи с загрязнением среды, — серьезно заметил Дима. — Во времена Лизы было значительно глубже.
— Вы-то откуда знаете?
— Я в команде был, которая ее вытаскивала. Зеленая такая, осклизлая, карасями изгрызенная...
Сказав про карасей, Дима вспомнил, что не ужинал, и немедленно захотел есть. Но он шел ровно и все посматривал, не становится ли нежней строевая походка подруги? Нет, но раскованней и усталей.
— Я вам соврала, — вдруг сказала Галка.
— Когда это вы успели?
— Меня зовут Инга. Дима качнул головой.
— Позвольте документик.
— Что?!
— Я очень нехорошо отношусь к тем, кто на ходу меняет имена.
Она опять скривила губы и, остановившись, сунулась в сумочку. Дима тоже встал, созерцая дивное зрелище, прелесть которого неожиданно стала ему доступна. Прежде вид девушки, роющейся в сумочке, раздражал.
— Прошу вас, — сухо сказала она, протягивая паспорт.
Он открыл: действительно Инга. Таманова Инга Витальевна. На фото Инге Витальевне было лет пятнадцать. Миленькая девчонка со свешенной на лоб челкой беспомощно и чуть испуганно щурилась обнаженными глазами.
С трудом Дима подавил позыв изобразить пытливое милицейское лицо и, как бы в шутку полистав паспорт, заглянуть в графу «семейное положение».
— Инга по-японски — карма, — задумчиво сказал он, возвращая документ.
-Что?
— Карма. Есть такое понятие в буддизме, я думал, всякий знает.
— А ну-ка, назовите число «пи» с точностью до десятого знака!
— Что? — удивился Дима.
Она победно сверкнула очками и сказала:
— Я думала, всякий знает. Дима улыбнулся.
— Как бы квиты, — проговорил он. Подумал. — Это закон распределения душ умерших для следующего воплощения.
— Да, для нашей жизни такое знание совершенно необходимо, — съязвила Инга.
— Каждый поступок, — будто не слыша, продолжал Дима, — ставит твою душу на один из миллиона возможных путей, по которому после твоей смерти она пойдет. И в конце каждого из путей — какой-то будущий человек, будущее животное, будущее растение...
— И будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь.
— Вот именно. И каждый поступок перещелкивает стрелки с одного возможного пути на другой, в лучшего или худшего человека, в благородное или мерзкое животное... Итоговый вариант пути — это и есть карма. Фактически инга — это судьба. Только не данной жизни, а будущей, посмертной.
Слова были как удар. Он сам это сказал, сам. Я даже зажмурился на миг от какого-то мистического, суеверного трепета. Он опять все знал наперед.
Сам не подозревая об этом.
— И которой уже Инге вы вбиваете клин столь охмури-тельной информацией? — ершась уже без всякого желания и потому с какой-то совсем нелепой грубостью спросила она.
Дима покосился на нее. Глядя вперед, она поджала губы.
— Фи, Элиза! — проговорил Дима с жеманным возмущением а-ля доктор Хиггинс. — Что за тон, что за манеры! Единственная Инга, с которой я был более или менее знаком, — это Инга из германовской «Операции «С Новым годом».
— Герман — это что, писатель? — после паузы спросила Инга.
Дима даже слегка растерялся.
— Ну да, — подтвердил он, придя в себя. — Но героиня «Пиковой дамы» утопилась в Зимней канавке не из-за него.
Инга фыркнула.
— Вы меня уже совсем за дебилку держите?
— Нет! — возмутился Дима. — Не совсем!
— И на том спасибо. Послушайте, куда вы так несетесь? Я же не иноходец!
Дима сразу замедлил шаги.
— Простите, я как-то запамятовал, что вы не иноходец. Она опять фыркнула.
— Вот фырканье меня и сбило с толку, — пояснил Дима. — Оно типично лошадиное.
Она чуть было не фыркнула в третий раз. Задавила фырк в зародыше и только махнула блеском очков в Димину сторону. Дима тихонько засмеялся, с наслаждением глядя на нее.
— Ну что вы так смотрите? — спросила она, чувствуя его взгляд щекой. — Профессиональное?
— Оно, — подтвердил Дима.
— Не понимаю... Давайте пойдем немного быстрее.
— Ну, елки-моталки, с вами совершенно невозможно дружить! — Дима всплеснул руками. — То медленнее! То быстрее! С ума сойти. Если вы и во всем остальном так...
— Я замерзаю немножко, — объяснила она совсем уже мирно, даже виновато. — Ноги устали и не идут, поэтому хочется идти медленнее. А по ребрам мороз, платьице-то пшик, марлевка... поэтому хочется идти быстрее.
Предыдущая << 1 .. 41 42 43 44 45 46 < 47 > 48 49 50 51 52 53 .. 306 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)