Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Фантастика -> Диксон Г. -> "Солдат, не спрашивай: Фантастические произведения" -> 253

Солдат, не спрашивай: Фантастические произведения - Диксон Г.

Предыдущая << 1 .. 247 248 249 250 251 252 < 253 > 254 255 256 257 258 259 .. 293 >> Следующая

Он поднял на меня глаза и снова отвел их в сторону.
— Ты знаешь, как в этой сумасшедшей стране с ее непонятной культурой и извращенными традициями смотрят на трусов — людей, которые могут, но не хотят сражать-
-772-
ся. Они делают все, чтобы уничтожить даже память о них на этой земле. Высшая доблесть мужчины — уничтожить труса. Но меня не трогают. Даже на дуэли никто не вызывает.
— Они не верят тебе.
— Не верят...— повторил он, и жестким, яростным стало его лицо.— Почему?
— Потому что они слышат лишь слова,— резко ответил я.— На каком бы языке ты ни говорил — слова есть занавес, за которым скрываются истинные мысли. Ты произносишь: «Никогда не возьму в руки оружие»,— и они понимают: ты настолько искусно владеешь этим оружием, что здесь тебе нет равных. По манере речи, даже по твоей походке они видят, что ты можешь, и не верят тебе. Как же иначе?
— Это ложь! — воскликнул в одно мгновение оказавшийся на ногах Мигель.— Я верю, и это свято для меня. С тех пор...
Он замолчал.
— Может быть, нам стоит продолжить учения? — как можно мягче произнес я.
— Нет! — резко бросил он.— Я обязан это сказать. Может, другой возможности не будет... Я хочу, чтобы хоть кто-нибудь...
Мигель замер на полуслове. Он должен был сказать — «чтобы хоть кто-нибудь понял»... но не мог заставить себя произнести эти слова. А я не мог помочь ему. После смерти Элизы я научился выслушивать людей. И есть во мне нечто, безошибочно подсказывающее, когда нужно сказать, а когда промолчать, не помогать твоим собеседникам высказать то, что хотят, но не решаются произнести вслух. И сейчас я тоже молчал.
Несколько долгих секунд на лице Мигеля, как в зеркале, отражались следы яростной внутренней борьбы, но вот оно разгладилось, успокоилось — мир снова установился в его душе.
-773-
— Нет,— словно убеждая самого себя, повторил он.— То, что думают люди, ничего не значит. Вряд ли мы переживем завтрашний день, и поэтому я должен знать...
Он внимательно смотрел на меня.
— Я обязан объясниться, и хорошо, что рядом оказался такой человек, как ты. Наши семьи живут одной жизнью, мы из одного кантона, нас окружают одни соседи, у нас одни предки...
— Ты никогда не думал, что не обязан никому ничего объяснять? — спросил я.— Когда родители поднимают тебя на ноги, они тем самым отдают долг своим родителям, не более. Хорошо, допустим, ты чувствуешь себя обязанным — и это спорный вопрос, потому что с тех пор, как Дорсай стал планетой свободных граждан, наш единственный и главный долг — добывать ей средства к существованию, заключая межпланетные контракты. Ты свой долг выполнил — стал капельмейстером. Все остальное — твои личные дела.
И это было правдой. Важнейшей обменной валютой в межпланетной торговле являлись не природные ресурсы, как вам мог ответить школьник, а рабочая сила. Товаром населенных миров служили знания, умения, навыки — то, чем обладает отдельная человеческая личность. Средства, заработанные дорсайцем на Ньютоне, позволяли Дорсаю заключить контракт с ныотонским геофизиком или пригласить психолога с Культиса. Часть заработка дорсаец отчислял планете. Разумеется, полевой командир получает несравненно выше, но и как капельмейстер Мигель с лихвой окупил затраты на свое образование и подготовку.
— Не об этом я говорю,— начал он.
— Нет,— перебил я,— ты говоришь о долге и чести и понимаешь их так, как принято среди нахарцев.
Он плотно сжал губы, его лицо напряглось.
— Из твоих слов я понял единственное: ты не желаешь слушать меня. Ну что же, я не удивлен...
— Ну вот и сейчас ты говоришь как настоящий наха-рец. Не сомневайся, я выслушаю все, что ты захочешь мне сказать.
-774-
— Тогда присядем.— Он опустился на каменный выступ в стене, а я занял место напротив.
— Как ты думаешь, я счастлив? — спросил он и сам ответил: — Да, я счастлив. А почему бы нет? Я получил все, что хотел. Я на военной службе, меня окружает все, к чему я привык с рождения, у меня есть чувство, что живу той жизнью, к которой готовила меня семья. Я один из наших. Все, что я делаю, получается лучше, чем у многих,— в этом надежды моих нанимателей оправдались. А основной работой стала музыка — моя вторая любовь. Солдаты уважают меня, а полк гордится мной. Наконец, начальники ценят меня.
Кивая головой, я подтверждал справедливость каждого сказанного им слова.
— Но есть и обратная сторона медали.— Его пальцы сжали волынку, и она издала жалобный звук, похожий на стон.
— Твой отказ воевать?
— Да.— Он вскочил с места и, меряя шагами площадку, заговорил быстро, отрывисто, заметно волнуясь.— Отрицание насилия... Это чувство, оно жило во мне наравне с другими... Я мечтал о подвигах, о войнах и битвах, про которые рассказывали мне старшие. Когда я был молод, чувство это и мечты уживались рядом, не мешая друг другу. Так могло быть, потому что в мечтах на поле брани не проливалась кровь, а битвы выигрывались без единой жертвы. Неестественность уживающихся рядом чувств не питала... все должно с возрастом как-то определиться. Так я считал и верил. Тем более за время обучения в академии ты, конечно, никого не убиваешь.
Предыдущая << 1 .. 247 248 249 250 251 252 < 253 > 254 255 256 257 258 259 .. 293 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)