Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Эзотерика -> Завадская Е.В. -> "Ци Бай-ши" -> 33

Ци Бай-ши - Завадская Е.В.

Предыдущая << 1 .. 27 28 29 30 31 32 < 33 > 34 35 36 37 38 39 .. 53 >> Следующая


Море тоже может присвоить характер горы: его огромность, его глубины, его дикий смех, его миражи, его киты, которые подпрыгивают, его драконы, которые вздымаются, его приливы и отливы с последовательными волнами, подобными вершинам,— вот через все это море и присваивает качества горы, а не гора—качества моря. Таковы качества, которые море и гора присваивают [друг у друга], и у человека есть глаза, чтобы это видеть.

Но кто понял море только в противовес горе, а гору—в противовес морю, тот поистине обладает тупым восприятием. Но я, я воспринимаю! Гора—это море, а море—это гора. Гора и море знают истинность моего восприятия: все пребывает в человеке и [рождается] свободным взмахом только кисти, только туши!»21.

20 Ши-тао. Хуа юй-лу (Беседы о живописи). Пекин, 1963, с. 56 (на кит. яз.).

21Там же, с. 55—57. Рисунок 38

Причудливый камень

Образец рисунка

для почтовой бумаги XlrII век

В отличие от Ван Гая, который говорил о сущности камня в самых общих чертах, измерил камень категориями первого и второго закона живописи — ци и гу (дух и остов), Ши-тао дал более глубокую характеристику философской природы камня, обратясь к понятию «ритм» (тоже из первого закона живописи Се Хэ), но гораздо менее разработанному и сложному. Кроме того, знак «юнь» (ритм) в тексте Ши-тао дан в сочетании с «май» (артерии, пульс). Художник, по Ши-тао,призван воплотить в искусстве ритм биения пульса камня, словно у живого существа. Юй Цзянь-хуа, комментируя понятие май юнь,ссылается на древние верования, согласно которым земля, подобно человеческому телу, имела свой пульс и артерии. И в линиях гор они видели выражение внутренних артериальных течений земли22. Ван Гай лишь одним словосочетанием юньгэнь («корень облаков») утверждает внутреннее единство мира — камня и воды. Понятие юньгэнь обобщило огромный творческий опыт китайских пейзажистов, изображавших облака, как горные пейзажи-миражи, и одновременно с этим трактуя вершины гор, как спустившиеся облака. Это открывало широкие художественные возможности в передаче пространства и воздушной среды.

В тексте Ши-тао это единство раскрыто как важнейший принцип, без которого, собственно, нет ни камня, ни воды. Только их взаимопроникновение и метаморфозы, только единство души и ритма, органичное слияние мудрости и гуманности, движения и покоя, радости и долголетия (в терминологии Конфуция) рождают целостность ощущения бытия, рождают прекрасное в искусстве. О мире воды, претворенном в живописи, в частности об эстетико-философском смысле облаков, подробно уже говорилось автором в статье, опубликованной ранее23. Здесь лишь остановимся на разговоре об облаке в сочетании с камнем,—сочетании, выражающем одну из важнейших структурных оппозиций в теории китайской живописи — пустое и заполненное (иллюзорное, воображаемое и реальное, действительное) — сюй ши. Мир камня — это область реального, обладающего строгой формой и структурой. Камень в китайской культуре осознан с точностью и всеохватностью научного знания.

Рисунок 39

22 Там же, с. 56.

23См.: Завадская Е. В., Традиции философии Лао-цзы и Чжуан-цзы в китайской эстетике живописи.— В кн.: История и культура Китая. М., 1971, с.61—74. Причудливый камень

Образец рисунка

для почтовой бумаги XlrII век

. Ни один другой объект живописи не получил такой разработанной теории линии, выражающей сущность камня. Знаменательно, что Ши-тао вводит в эстетический словарь понятие лун май—«артерии (или пульс) дракона», взятое из геомантии. В геомантии это понятие означает внутреннюю энергию камня, которая может повлиять на судьбы людей. Именно в «пульсе дракона» теоретики периода Цин (например, Ван Юань-ши) начинают видеть сущность пейзажа. В соответствии с этим основным принципом разработана Ши-тао и теория штрихов цунь, которыми художник стремится выявить этот внутренний пульс камня. Таким образом, даже, казалось бы, техническая сторона живописи камней в контексте эстетической системы Ши-тао перерастает в философскую проблему. В своем живописном творчестве Ши-тао, как и в теоретических суждениях, стремился выразить поэтичную, философскую, одухотворенную сущность камня. На листе из альбома изображен каменистый пейзаж — отмель с несколькими замшелыми валунами. Пейзаж сопровождает каллиграфия Ши-тао, воспроизводящая стихотворение Ван Вэя «В девятый день девятой луны вспоминаю братьев, живущих в Шаньдуне» и небольшую ремарку художника к нему: «Один живу я гостем на чужбине, Вдали от милых сердцу моему, Но каждый раз, когда настанет праздник, Мне с новой силой вспомнятся они. На горный склон взойдут сегодня братья, Украсят волосы цветком чжуньюй. В кругу друзей, пирующих беспечно, Одно лишь место будет пустовать»24.

Это стихотворение Ван Вэй создал на чужбине в память о своих братьях во время

25

среднеосеннего праздника. Я написал [этот пейзаж] в стиле Фань Куаня» . Рисунок 40

Пейзаж

Образец рисунка для почтовой бумаги XVII век

24 Цит. по кн.: Антология китайской поэзии, т.2. М., 1957, с.65.

25 См.: Fantasies and Ec-centries in Chinese Painting. New York, 1967, p. 84.
Предыдущая << 1 .. 27 28 29 30 31 32 < 33 > 34 35 36 37 38 39 .. 53 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)