Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Эзотерика -> Титаренко М.Л. -> "Духовная культура Китая: энциклопедия" -> 79

Духовная культура Китая: энциклопедия - Титаренко М.Л.

Предыдущая << 1 .. 73 74 75 76 77 78 < 79 > 80 81 82 83 84 85 .. 605 >> Следующая


Пьесы, в центре фабулы которых преступление, его раскрытие мудрым судьей и наказание виновных, интересны в нескольких отношениях. В драматургическом — как образцы искусного сюжетостроения, мастерского использования элемента таинственности (впрочем, тайна в них существует не для аудитории, которой виновный известен с самого начала, а для ведущих розыск

властей). В общелитературном — в центре внимания оказались не судьбы царств и титулованных героев, а участь рядового купца, зарезанного разбойником, или ремесленника, убитого по наущению неверной жены. И особенно в социальном — в пьесах о преступлениях, как ни в какой другой тематической разновидности цзацзюй, неприкрыто и остро показаны пороки эпохи и ее язвы, злоупотребления власть имущих, самоуправство чиновников, бессилие честных бедняков и страдания оклеветанных, разрыв между речами о «добродетельном правлении» и реальностью.

Для всех этих пьес обшей является идея торжества справедливости — наказание действительных виновников, действовавших из низменных и своекорыстных побуждений, обеле-
ние тех, кто формально преступил закон, но руководствовался при этом Классическая благородными мотивами, и вознаграждение потерпевшим и помогавшим драматургия

закону. Наличие благополучных концовок — если можно назвать «благополучными» финалы, в которых посмертно восстанавливается доброе имя загубленного человека и наказывается преступник, уже успевший насладиться плодами своего злодеяния, — не лишает авторов пьес возможности поведать аудитории о том мрачном и жестоком, что совершается вокруг, о кричащих несправедливостях и огромных трудностях борьбы с ними. В трагедии Гуань Хань-цина (XIII в.) «Доу Э юань» («Обида Доу Э») — вершине юаньской драматургии — справедливость восстанавливается лишь благодаря вмешательству потусторонних сил.

Демонстрация жестокости, несправедливости или в лучшем случае неэффективности судебнокарательной системы феодального Китая — одна из наиболее впечатляющих сторон «пьес о преступлениях». «Человек — подлая тварь» — это убеждение, многократно высказанное разными персонажами в разных пьесах, характеризует типичное отношение представителей власти к подданным. Трудно предположить, чтобы авторы цзацзюй, возвышая свой голос в защиту невинных жертв судебного произвола, сознательно выступали против инквизиционного суда как такового. Однако частое повторение сцен, в которых несчастных побоями принуждают возводить на себя напраслину и тем самым отводить подозрение от настоящих злодеев, объективно свидетельствует не только о бесчеловечности системы, но и об ее крайней ненадежности в деле обнаружения истины.

Наиболее разительно произвол власть имущих представлен в анонимной пьесе «Чэньчжоу тяо ми» («Продажа риса в Чэньчжоу») — одной из вершин социального обличения в юаньской драме. Народ в этой пьесе не только страдает, но и — устами старого Чжана — громко укоряет своих обидчиков: «Эти чиновники, сговорившись между собой, ставят бедняков на грань смерти... Все они — жрущие амбарное зерно крысы, лижущие сукровицу мухи... У голодного волка изо рта вырывают кость, у нищего из плошки выливают остатки супа... Но обрушится кара, и придется узнать вкус меча!»

Путь борьбы со злом широко представлен в цикле пьес об удальцах из лагеря Ляншаньбо. Они охватывают солидную часть фольклорного, очень скупо отраженного в известных нам письменных источниках материала о восстании Сун Цзяна и его сподвижников в XII в. Несколько позднее этот материал лег в основу книжной эпопеи Ши Най-аня «Шуй ху чжуань» («Речные заводи»). Повстанцы берут на себя те функции, с которыми не может справиться официальная судебно-карательная система, и выступают бескорыстными защитниками простого люда. Это не могло не делать их привлекательными в глазах аудитории, понимавшей правдоподобность изображенных в пьесах ситуаций.

Отказ от сотрудничества с властями неправедными характерен для получившего распространение в первой половине юаньского периода «конфуцианского отшельничества» (на деле часто носившего отнюдь не добровольный характер). Тема отказа доведена до логического конца в пьесе Ди Цзюнь-хоу «Цзе Цзы-туй», герой которой согласен скорее сгореть в лесном пожаре, чем пойти на службу к недостойному правителю. Такой финал должен был служить укором тем конфуцианцам, которые с течением времени (особенно после возобновления экзаменов, отмененных в начале монгольского правления) стали верой и правдой служить захватчикам.

В пьесах, в которых представлены молодые ученые, изначально предполагается, что главная цель одаренного молодого человека — занять одно из первых мест на открывающих путь к богатству и чинам экзаменах. Препятствием на пути молодого дарования становятся внешние обстоятельства или свойства его натуры. Но герой, чаще всего с помощью друзей, преодолевает их, и пьеса благополучно прибывает к счастливому финалу.

Почти все произведения такого рода — комедии. Трудно поверить, чтобы те же самые драматурги, которые в других
Классическая пьесах показали основательное знание жизни с ее невыдуманными
Предыдущая << 1 .. 73 74 75 76 77 78 < 79 > 80 81 82 83 84 85 .. 605 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)