Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Эзотерика -> Титаренко М.Л. -> "Духовная культура Китая: энциклопедия" -> 52

Духовная культура Китая: энциклопедия - Титаренко М.Л.

Предыдущая << 1 .. 46 47 48 49 50 51 < 52 > 53 54 55 56 57 58 .. 605 >> Следующая


Яшма; история о поэте Гу Куане, который выловил из Дворцового канала листок платана со стихами на нем, написанными наложницей из Запретного города; здесь же и знаменитый анекдот о блинщице, которую взял к себе нинский князь. Возможно, что Мэн Ци делал выписки из какого-то сочинения, а иногда и записывал анекдот сам, но несомненно одно — стихи, цитируемые в рассказах, принадлежат тем поэтам, о которых там повествуется. Жанр, созданный Мэн Ци, так и остался в литературе малым рассказом или литературным анекдотом, для которого было обязательно присутствие поэтического текста в конце. В маленьких рассказах Мэн Ци представлены не индивидуальные портреты, а скорее групповой портрет современника. Рассказы из сборника Мэн Ци дают живое представление о жизни
и быте танского Китая. Сборник был популярен в Китае настолько, что Повествовательная на его основе создавались драмы и повести, а в Японии он сыграл опре- проза на

деленную роль в становлении жанра повести-моногатари. Известны литературном

и подражания сборнику в самом Китае. языке вэньянь

Арсенал литературных приемов в танской новелле в целом не велик, но соединение стихов и прозы стало жанровой особенностью новеллы

чуаньци. В этом стремлении к рифмованной строке сказалась обшая эстетическая направленность эпохи, новеллы которой вписали блестящие страницы в историю литературы средневекового Китая именно как высокохудожественные. Новелла этого времени поражает изысканностью слога. Танский писатель как бы не замечает безобразного, негативные черты жизни служат лишь поводом посетовать. Писатель, выполняя заповедь конфуцианства, пишет так, что новелла «увещевает, но не гневит», поэтому в ней нет ощущения трагического, драматическая судьба героев никогда не становится трагедией. Трагическое мироощущение в целом редко свойственно традиционной культуре Китая.

Новый этап в развитии повествовательной прозы — рассказ эпохи династии Сун (960—1279), который противостоит новелле как новая повествовательная структура. В ее становлении особая роль принадлежит речевой стихии — устному сказу. Специфика литературного процесса этого периода в том, что в литературе оформилось двуязычие: наряду с прозой на вэньяне появилась литература на разговорном языке байхуа, но при этом ведущей по-прежнему оставалась проза на вэньяне. Накопившая большой сюжетный фонд, она все еще остается источником сюжетов для городской повести, творчества сказителей и драматических переработок. Влияние сказа на повествовательную технику короткого рассказа огромно: сказ изменил рассказ чуаньци внешне, что проявилось в размывании жесткого жанрового трафарета новеллы, придал рассказу большую форму, схожую с повестью, способствовал созданию нового стиля в литературе и упростил язык, ввел в литературу нового героя с разработанной психологической характеристикой и создал новые сюжетные коллизии. Под влиянием сказа значительно усложнилась структура текста: она стала многоплановой уже потому, что был выделен голос рассказчика или автора-повествователя. Впервые китайский рассказ на вэньяне стал «многоголосым». Рассказ периода Сун продемонстрировал наибольшее сближение литературы и действительности, когда-либо наблюдавшееся в средневековой прозе на письменном литературном языке. Новыми идеологическими акцентами рассказ этого периода обязан кроме сказа новым философским сочинениям, которые предшествовали окончательному утверждению неоконфуцианства как господствующей идеологии.

Прозу X—XIII вв. представляет широкий спектр традиционных жанров, которые противостоят беллетристической прозе и называются цза шо — «записи о разном» (или бицзи сяошо — «проза разных записок»), включающие суеверную быличку, религиозную легенду, мифологический рассказ, записи происшествий и анекдотов, этнографические записи, исторические свидетельства, не попавшие в официальные хроники и наследующие традиции рассказа III—VI вв. Сюда же относятся дневниковая проза и описания путешествий. Собственно сюжетная новеллистика в традиционной терминологии не получила своего определения и по-прежнему называлась словом сяошо, что в какой-то мере свидетельствует о сложности становления категории художественного в китайской филологии и эстетике. Источником, сохранившим для нас произведения литературы этого времени, как, впрочем, и литературы предшествующих эпох, являются антологии. К X в. относится составление свода «Тай-пин гуан цзи» («Обширные записи годов Тай-пин»), Несколько позднее,
Классическая при династии Южная Сун (1127—1279), были изданы антологии «Лэй

проза И драма шо» («Проза по разделам»), «Гань чжу цзи» («Собрание пурпурных жем-

чужин») и «Цин со гао и» («Высокие суждения у Зеленых ворот»). Последнее собрание уникально, так как представляет собой антологию рассказов, современных автору-составителю Лю Фу, который жил в период между 1023 и 1101 гг.

Писатели того времени — Сюй Сюань (916—991), У Шу (947—1002), Лю Фу, Юэ Ши (930—1007) и др. — не принадлежат по традиционным меркам к тем, кто составил славу китайской литературы. Поскольку фабульная проза находилась на периферии жанровой системы и относилась к «низкой» словесности, традиционная критика обходила этих писателей своим вниманием, отчего биографические сведения о них крайне скудны. В сунское время были переосмыслены задачи художественного творчества и цели литературы: литератор должен быть наставником, советчиком для своего читателя, а литература должна отражать основные идеалы времени. В рассказе впервые получила воплощение политическая утопия, которая освятила новую концепцию Великой империи, понимаемую как межличностное единство императора, чиновников и народа. В принципе эта идея присутствовала в китайской культуре всегда, но теперь она приобрела новое предметное воплощение в образе Поднебесной — благой земли, где царит вечная радость и довольство. В рассказе Цянь Си-бо (XI в.) «Записки о девушке из Юэ» герой без всякой иронии рассказывает своей возлюбленной — духу усопшей, которая давно покинула бренный мир, — как выглядит та земля, где она некогда жила: «В Поднебесной более сотни лет царят мир и спокойствие, многие уделы объединены в великую и процветающую державу... У каждого из четырех сословий народа есть свое ремесло, у ста рангов чиновников — свое должностное дело, в учениях и их толкованиях царят благословенный мир и согласие... Люди просты и добродушны — от чужих не закроют ворот, поднимут и вернут потерянное; процветает торговля вразнос и в лавках, на дорогах найдешь приют и угощение... Потому в песнях люди славят мудрое правление наших дней, славят имя Чжао». Чжао — это Чжао Куан-инь (927—976), основатель дома Сун, восшествие которого на престол официальная историография рассматривала как «небесный дар».
Предыдущая << 1 .. 46 47 48 49 50 51 < 52 > 53 54 55 56 57 58 .. 605 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)