Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Эзотерика -> Радунская И. -> "Предчувствия и свершения" -> 45

Предчувствия и свершения - Радунская И.

Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 105 >> Следующая

А теперь о втором источнике ошибок Аристотеля: неумении ставить целенаправленные систематические опыты.
Аристотель придавал большое значение наблюдению, но пренебрегал проверкой этого наблюдения и своих предположений.
Так, например, исходя из наблюдений и из повседневного опыта, Аристотель учил, что тяжелый камень падает быстрее сухого листа. Аристотель объяснял это тем, что скорость падения тела пропорциональна его весу. Эта теория считалась истинной вплоть До работ Галилея. Логикой рассуждений и проверочным опытом Галилей опрокинул эту схему.
Допустим, размышляет Галилей, более тяжелый предмет падает быстрее, чем легкий. Теперь вообразим такую ситуацию: оба предмета склеены воедино. Как будет вести себя при падении это новое тело? Его более легкая часть должна, по Аристотелю, замедлять движение тяжелой части. Но, объединившись, оба предмета стали тяжелее более тяжелого из них, а значит, это новое тело должно падать еще быстрее. Тупик, абсурд. Единственный логический выход - предположить, что оба тела, и легкое и тяжелое, падают с одинаковой скоростью.
Галилей не остановился на этом мысленном эксперименте, а проделал настоящий. Говорят, он взобрался на Пизан-скую башню и сбросил оттуда, с высоты примерно 60 метров, пушечное ядро весом 80 килограммов и мушкетную пулю весом около 200 граммов. Приземлились оба тела одновременно.
Когда сегодня студентам и даже школьникам показывают опыты, в которых дробинка и пушинка падают с одинаковой скоростью в сосуде, из которого откачан воздух, это лишь повторение экспериментов Галилея.
Галилей был прирожденным физиком. Его вело настойчивое стремление к измерениям.
Предание гласит, что, наблюдая раскачивание светильни-ка в соборе, не привлекающее внимания большинства людей, Галилей предугадал постоянство периода колебаний маятника.
Так как в то время не было карманных часов, Галилей измерил период колебаний светильника ударами своего сердца. Периоды колебаний светильника, действительно, оказались постоянными, и этим наблюдением он заложил основу наших представлений о кинетической и потенциальной энергии. Мимолетное впечатление породило в голове Галилея, этого первого истинного физика, целый поток идей.
Теперь мы знаем, что самое пристальное созерцание, самое внимательное наблюдение не всегда способно вскрыть детали явления. Для этого необходимо вмешаться в ход процесса. Провести целенаправленный опыт, ряд опытов. Но Аристотель этого не знал. Не понимали этого и ученые, творившие более десяти веков после него. Не понимали и слепо верили авторитету Аристотеля. Авторитет плюс очевидность утверждений сделали его учение таким долговечным.
Итак, причиной заблуждений Аристотеля явилось вовсе не отсутствие способности к рассуждениям. Этим с большим искусством владели и Аристотель, и все представители натурфилософии, которая воплотила собою систему научной мысли древности.
Порок аристотелева метода познания - пренебрежение экспериментом - проистекает из социальных позиций эллинистического общества. Об устройстве его создано много красивых легенд. Многие древние авторы представляли потомкам это общество как прекрасную идеальную сказку. Но был в идеях этого строя изъян, сделавший бессильными научные достижения эллинов - они были искусными творцами гипотез (над которыми до сих пор трудится человечество), но сознательно ставили предел своим возможностям. Они пренебрегали физическим трудом. Это занятие, по их мнению, удел рабов. Эллины считали ниже своего достоинства пользоваться инструментами, называя их орудиями пошлого ремесла.
Такая нелепая точка зрения тормозила развитие науки, обедняла возможности ученых. Эта позиция проявилась в трудах Платона, Аристотеля и многих других мыслителей древности. Их наука покоилась на зыбком пассивном созерцании, что привело к застою мысли и ограничило научные достижения древности.
Натурфилософы старались придумать общие законы, дать глобальное решение проблемы, а от нее уже спускались к частностям. Это мощный метод познания. Но этот метод мог дать плодотворный результат лишь в единственном случае, при одном - решающем - условии: если исходная идея верна. Если же она ошибочна, то вся последующая логическая нить рассуждений становилась бесплодной. Так и случилось с последователями Аристотеля, которые принимали видимость за сущность или просто строили длинные цепи умозаключений на догматах, пришедших к ним от Аристотеля. Натурфилософ не мог подвергнуть сомнению их истинность. Он не смущался тем, что обычно концы с концами не сходились и требовались все новые и новые хитроумные гипотезы, чтобы цепочка рассуждений становилась правдоподобной. Именно в этом он видел сущность и задачу науки.
Но рассчитывать, что понимание истинных закономерностей снизойдет даже на мудрейшие из голов, как показала история,- дело безнадежное. Общее все-таки складывается из частностей, тщательно проанализированных. Только из мозаики проверенных фактов складывается картина мира. Вот почему метод чистой натурфилософии не открыл человечеству истинной сущности мира.
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 105 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)