Главное меню
Главная О нас Сайты/файлы Добавить Карта книг Карта сайта
Реклама
Книги Фантастики
fantbooks.com -> Книги на сайте -> Эзотерика -> Федоров Н. -> "лекции по китайско-индийской мифологии" -> 9

лекции по китайско-индийской мифологии - Федоров Н.

Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 36 >> Следующая

философская школа, ее представители утверждали в своих текстах
неизменность злой природы человека, которую можно держать в рамках
лишь наказаниями и страхом. Как же при этом будет выглядеть история
человечества? А вот как:
Шан Ян, первый крупный теоретик и практик фацзя, разделяет три
периода в жизни общества:

1) корыстолюбия;
2) человеколюбия;
3) законолюбия.

<Ни слова, если заметили, без "любия"...>

В первый период, когда "люди знали своих матерей и не знали
отцов", господствовало "стремление отделить своих от чужих", смута.
Во второй период, по Шан Яну, смуту порождало "соперничество
мудрых".
В третий -- были созданы социальные разграничения, узаконения,
запреты, чиновники и как глава их -- государь. Меняется не только
общество, но и сами люди: " В древности они просты и потому честны;
ныне же они хитры и потому нечестны". Потому раньше можно было
управлять людьми исходя из добродетели, но теперь -- нет. Теперь
"прежде всего -- законы о наказаниях".
Здесь возникает интересный конфликт. Дело в том, что Китай всегда
(даже не будучи еше политически цельным государством) был страной
традиций. Традиция для китайца -- это очень много, практически -- всё.
И как правило, все философы Китая, адресуясь к современности,
опирались в своих суждениях и выводах исключительно на древних. И
вдруг -- "школа закона; устами своего основателя Шан Яна заявляет:
"Если следовать древности, то в делах управления надо исходить
из добродетели, если же следовать современности -- прежде всего законы
о наказаниях".
Ересь, крамола!
Нет, говорит Шан Ян. Он ясно представляет себе, на что отважился:
"Тот, кто идет наперекор древности, не обязательно заслуживает
осуждения";
"Чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать
древности";
"С человеком, который ограничен законами, не стоит говорить о
переменах",
ведь
"мудрый творит законы, а глупый ограничен ими".

На перемены нашего философа толкает и то, что происходит в
Поднебесной:
"В нынешний век могущественные государства стремятся
объединиться, а слабые -- сохраниться. Это означает, что ныне дела
обстоят совсем не так, как в глубокой древности", а "путь, благодаря
которому можно стать правителем, - всемерное возвеличивание закона".
Да, если уточнить провозглашаемое адептами фацзя, то их закон --
не новая Истина, не новое знание, а просто новый, более жесткий
Уголовный кодекс, новое, более нещадное Законодательство, и чем более
оно нещадно -- тем более истинно.
Итак, в системе управления законники целиком отказались от
убеждения, т.е. от принуждения _нравственного_, и перешли к политике
принуждения _правового_, стимулируемого наказаниями. Совесть при этом
из обихода устраняется и заменяется страхом. Отбрасываются наивные
представления о государстве как большой семье и упраздняются личные
отношения между людьми, заменяясь отношениями правовыми. Место
добродетельных мудрецов занимают чиновники разных рангов, место
добродетельного правителя/вана -- так называемый гегемон/ба, для
которого не существует ничего, что было бы выше его воли. Источник
законов -- он. Ни воля Неба, ни примеры предков, ни воля народа...
Гегемон -- воплощение единства страны и единой цели: сплотить весь
народ во имя достижения государственного могущества, ради победы в
"борьбе царств" и покорения Поднебесной. Всё -- ради воссоединения
Китая.
Ради этого изгоняются излишества, упраздняется искусство,
пресекается разномыслие, уничтожается философия...
IV -- III вв. до н.э.
Земледелие и война -- вот на что должно опираться государство,
ради чего оно существует. Законники завершают происходивший в Китае
этого периода процесс обесценивания знатности. Выдвигается концепция
равных возможностей, согласно которой должности замещаются не
именитыми людьми по наследству, а просто способными, отвечающими
требованиям того бюрократического аппарата, который законники
поставили на место старой системы родственных и вообще личных
отношений.
Стала важной концепция унификации мышления чиновников, а тем
самым и всего народа. И наконец, легисты выдвигают концепцию круговой
поруки и личной ответственности чиновников, а тем самым и всего
народа. Институт всевластных цензоров ("юй ши") надзирает над
чиновниками, а позднее этот надзор рапространяется и на самого
императора.
Вы думаете, это осталось на бумаге?
Как бы не так.
Шань Ян (его подлинное имя -- Гунсунь Ян), первый крупный
теоретик и практик легизма,возвысился в царстве Цинь, став советником
циньского вана. Получив в качестве награды правление областью Шан,
Гунсунь Ян и стал называться Шан Яном, под каким именем он и вошел в
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 36 >> Следующая
Rambler's Top100
Авторские права © 2010 FantBooks.
Все права защищены.
Книги
Древневосточная литература Игры Фантастика Философия Фэнтези Эзотерика
Новые книги
"" ()

Вороневич В. "Чакры" (Эзотерика)

Голицын В. "Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира" (Эзотерика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)

Стюарт М. "Принц и пилигрим: Фантастические романы" (Фантастика)